Цвет
Изображения
Сбросить
Закрыть панель
25.01.2024
Пациентам
Интервью с главным сурдопедагогом центра

«Все родители ждут, что их ребёнок будет здоровым, умным, красивым. Но главное — ребёнок должен быть любимым»  -

 Главный сурдопедагог центра Людмила Ивановна Руленкова

В московском доме Ушарика, медико-педагогическом центре «Пространство слуха и речи», работают педагоги и врачи. Специалисты проводят не только консультации, индивидуальные и групповые занятия, но и интенсивные курсы реабилитации. В течение года реализуется комплексная программа реабилитации «Я слышу мир!», а интенсивные курсы реабилитации проходят по индивидуальной программе, которая составляется по результатам комплексной диагностики первого дня под руководством главного сурдопедагога центра Людмилы Ивановны Руленковой.


Людмила Ивановна сурдопедагог с более, чем 40-летним опытом работы, автор книги «Как научить ребёнка слушать и говорить» и учебников по русскому языку для развития речи слабослышащих и позднооглохших детей. Редакция журнала решила поговорить с Людмилой Ивановной и узнать, почему она решила стать сурдопедагогом, как за последние несколько десятилетий изменилась коррекционная педагогика в нашей стране, какие новые методы и приёмы появились в арсенале сурдопедагогов и что надо знать родителям о коммуникации со слабослышащим ребёнком.


IMG_4626.JPG

 

— Людмила Ивановна, почему Вы решили стать сурдопедагогом?

 

— Так сложилась моя судьба, что с детства я была связана с глухими людьми — бабушка моя была сиротой, которую взяла женщина с глухим сыном. И моя мама стала сурдопедагогом. Я часто приходила к ней на работу. Начала свою трудовую деятельность в УПП ВОГ г. Саратова, работала вместе с глухими в сборочном цехе. Все глухие сотрудники УПП меня любили, учили жестам. Через несколько месяцев перевели воспитателем-переводчицей жестового языка. У меня не было сомнений в выборе профессии. Я поступила в МГПИ им. Ленина на дефектологический факультет, который закончила в 1976 году. После окончания института работала воспитателем, учителем начальных классов, учителем русского языка и литературы, заместителем директора по воспитательной работе и по учебно-воспитательной работе. Последние 22 года была директором Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Логотон» в Зеленограде.  

 

Вы в коррекционной педагогике более 40 лет, как и что изменилось за это время?

 

— Я глубоко переживала, когда начались объединения учреждений и изменился подход к комплектованию дошкольных групп и классов. Теперь вместе обучаются дети с разной патологией (глухие, слабослышащие, аутисты, дети с задержкой психического развития и умственно отсталые). Я считаю это недопустимым. Российской дефектологией наработан колоссальный опыт работы с детьми, имеющими разные проблемы. Ведь все эти дети требуют индивидуального подхода и применения особых методик обучения и реабилитации. В советские годы в зависимости от сложности дефекта было комплектование дошкольных групп и классов, постоянно разрабатывались и совершенствовались программы обучения и учебники. Дефектологи всего мира перенимали опыт работы специалистов СССР. Даже когда я училась в Хорватии, профессора Центра «СУВАГ» часто в своих лекциях ссылались на Выгодского Л.С., Рау Ф.А. и Ф.Ф., Лурия А.Р., Нейман Л.В. и многих других. Однажды хорватский академик Петар Губерина в беседе со мной сказал: «Если бы мы могли объединить российскую дефектологию и верботональный метод, нам бы не было равных в мире».

 

Как изменились методы и приёмы работы сурдопедагога?

 

— Конечно, всё меняется и развивается. В первую очередь произошли большие изменения с появлением современных имплантов. Считаю, что в настоящее время технический прогресс опережает наработку методики работы с детьми данной категории. Проблем не стало меньше. Имплантированному ребёнку нужно время для «раскачки» слуха. Родители должны понимать, что ребёнок не станет слышать и говорить сразу после операции. Необходима большая работа специалистов. Специалистов (сурдопедагогов) не хватает. В далеких от городов посёлках и деревнях часто нет даже логопеда, уж не говоря о сурдопедагоге. Вторая проблема: имплантированные дети часто отстают в общем и речевом развитии от своих сверстников. Этим детям необходима речевая среда, но они часто не готовы к совместному обучению со слышащими детьми. Возникает проблема с определением учреждения, в котором должен учиться ребёнок. И в результате ребёнок с кохлеарным имплантом оказывается в специальном интернате среди не говорящих или плохо говорящих детей.


— Людмила Ивановна, а какие специалисты в идеале должны работать со слабослышащим ребёнком?

 

— Прежде всего врач-сурдолог и сурдопедагог, психолог. А также при необходимости невролог, психиатр, социальный педагог.

   

Какими качествами должен обладать хороший сурдопедагог?

 

— Хороший сурдопедагог должен быть прежде всего профессионалом высокого уровня. А это предполагает, что он хорошо владеет методикой обучения детей с нарушенным слухом, интересуется всеми новинками в данной области, а также в психологии, психиатрии, неврологии и логопедии. Он должен любить свою работу. У него должен быть очень хороший контакт с ребёнком. Ребёнок должен выполнять все требования педагога не потому, что он его боится, а потому что он его любит. Недопустимо равнодушие по отношению к ребёнку и к своей работе.

И ещё: я люблю эмоциональных педагогов.

 

Чем руководствоваться родителям при выборе специалиста, как выбрать сильного сурдопедагога?

 

— Ну, во-первых, у родителей не такой большой выбор. Сильного специалиста найти достаточно сложно. И главное, всё же хороший контакт педагога с ребёнком и родителями. Нужно поинтересоваться образованием сурдопедагога. Сейчас часто встречаются специалисты с кратковременными курсами. Разница, я думаю, понятна (5 лет обучения в государственном учреждении или 3-х месячные курсы). Можно поинтересоваться, где работал этот педагог и какие о нём отзывы.

 

Что делать родителям, у которых нет возможностей постоянно заниматься с сурдопедагогом?

 

— Сейчас, с приходом в нашу жизнь информационных технологий, интернета, ситуация уже не безвыходная. Я знаю много мамочек, которые добились больших успехов в занятиях со своим ребёнком. Главное, найти специалиста, который бы научил маму и затем держал на контроле дальнейшее развитие ребёнка. Я часто не понимаю педагогов, которые просят маму во время занятия с ребёнком выйти из аудитории. Мама должна видеть, как занимаются с её ребёнком, а дома закреплять.

Конечно, возможности и способности у всех разные. Это трудно. Главное —желание и любовь.

 

Что надо знать родителям, которые только узнали о диагнозе ребёнка? Что бы вы им сказали, что порекомендовали?

 

— Все родители ждут, что их ребёнок будет здоровым, умным, красивым.

Но главное — ребёнок должен быть любимым. Часто диагноз для родителей является полной неожиданностью, рушится мир, они растерянны, угнетены и подавлены. Нужно понимать, что их ребёнок жив и тугоухость или глухота не самые страшные диагнозы. Очень важно принять ребёнка таким, какой он есть и сделать всё, чтобы преодолеть этот недуг. Никогда не нужно стесняться своего ребёнка, а нужно радоваться любым его успехам. Я иногда наблюдаю в общественном транспорте такую картину: ребёнок эмоционально хочет что-то рассказать маме, а она перебивает его, просит замолчать, чтобы не привлекал внимание своей плохой речью окружающих людей. Маме нужно понимать, что чужие люди уйдут и забудут про её ребёнка. А мама должна радоваться желанию ребёнка общаться с ней.

Необходимо общаться с другими родителями глухих детей. Выполнять все рекомендации и требования педагогов. Читать специальную литературу.

Только не нужно баловать своих детей. Относиться надо как к обычным, слышащим детям.


IMG_5617.JPG

  

Что необходимо знать ближайшему окружению слабослышащего ребёнка?

 

— Многие люди считают, что при разговоре с плохо слышащим ребёнком нужно говорить громко. Это не так. Говорить необходимо нормальным голосом, так как у многих детей с нарушенным слухом близко порог дискомфорта (болевой порог). Ребёнок может плохо воспринимать быструю речь, поэтому нужно немного растягивать речь во времени. Не утрируя её, не деля слова на слоги. Как, например, человек, ещё плохо владеющий иностранным языком, просит говорить ему медленнее. Во время разговора не нужно отворачиваться от слабослышащего ребёнка. Нужно помнить, что чтение с губ, эмоции на вашем лице помогают ему воспринять информацию. Окружающие должны чётко формулировать свою мысль, выражать её простыми предложениями.

 

Какие существуют особенности коммуникации со слабослышащим ребёнком?

 

— Для любого человека главное коммуникация с окружающими. Человек не может без общения. А вот форма общения может быть разной: жестовая речь, дактилология, письменная или устная речь. Конечно, научить ребёнка с нарушенным слухом жестовому языку и дактилологии проще. Но все мы понимаем, что мир слышащих намного шире и возможностей у людей, владеющих устной речью больше. Основная задача окружающих, ребёнка с проблемами слуха, людей – это расширение словаря ребёнка, формирование правильной речи.

 

Любой слышащий человек может освоить язык жестов за достаточно короткий период времени. Научиться же устной речи глухому человеку без помощи специалиста практически невозможно. Я за то, чтобы научить ребёнка устной речи, а дальше всё зависит от семьи, от среды в которой он будет жить.

 

«Благодарим Людмилу Ивановну за разговор»


наверх